Архитектурная мастерская Сергея Махно (Украина). Дом Кубик

Обилие произведений современного искусства, эклектические комбинации наряду со специально разработанными для проекта предметами внутреннего и внешнего убранства создают в проекте «Дом Кубик» узнаваемый почерк Архитектурной мастерской Сергея Махно.

В двухэтажном доме площадью 150 кв. м разместилось объединенное пространство кухни-гостиной-столовой, три спальни (одна на первом этаже, две — на втором), два санузла, хозяйственные помещения, а также комната для медитаций и чайных церемоний. Все максимально простое и натуральное: окрашенные стены, бетонные лестницы, обитые деревом потолки и пол, керамическая кладка.

В гостиной — культовые диван и кресло B&B Italia, стулья Vitra и икона ХХ века — торшер Arco от Акилле Кастильони (Achille Castiglioni). Здесь же стеклянный стол с ножками из высоковольтных изоляторов, Book Table, консоль Up и деревянный комод с бетонной столешницей (все предметы — от «Мастерской Махно»).

Кухня сделана местными мастерами по эскизам Сергея Махно. Сквозь огромные панорамные окна, которые выходят во двор и на зону барбекю, видны бронзовые скульптуры Дмитрия Грека. Его работы есть и внутри, вместе с другими скульптурами Сергея Радько и Юрия Мусатова, а также живописью Влады Ралко, Петра Бевзы и Виктора Мельничука.

Все вещи в чайной — длинный низкий стол для церемоний, ширма с витражными цветами, вязанные из мешковины пуфы, железные ржавые кубы-полочки — создают то особое настроение, что демонстрирует творческий метод мастерской — украинский дзэн.

Д.Журнал: Мастерская Сергея Махно появилась почти 14 лет назад. Что изменилось за годы существования дела? Какими новыми идеями и сотрудниками наполнилась студия?

Сергей: Мастерская существует уже 14 лет, но в официально зарегистрированном формате работаем только 10. Много лет назад я, как еще совсем молодой дизайнер, все делал сам: искал заказчиков, мастеров и строителей, разрабатывал собственноручно от А до Я проекты и непрерывно интересовался дизайнерскими и архитектурными веяниями с западного полигона.

Сейчас же в моем штате 11 человек: дизайнеры, визуализаторы, чертежники, конструкторы, инженеры. Получается «Закрытый цикл», то есть от начала разработки проекта и до его реализации мы все делаем одним коллективом. Конечно же, есть и субподрядчики, которые не являются частью нашей команды, но которых мы курируем.

Это также касается и наработанной базы строителей и мастеров, с которыми уже давно сотрудничаем. В общей сложности за последних 10 лет нашей мастерской удалось реализовать около 300 проектов. Несмотря на это, наша студия еще совсем юная, если сравнивать с ведущими европейскими и американскими компаниями. К примеру, фирма Нормана Фостера существует уже 50 лет (Foster Associates, позднее переименованная в Foster and Partners — примечание редакции), и это не предел.

Д.Журнал: Случалось, что на досуге пересматривали свои ранние проекты и невольно сравнивали их с актуальными? Как можно охарактеризовать ту трансформацию, которая произошла в процессе становления студии?

Сергей: Как и в любом деле, рост либо есть, либо он отсутствует. Если же все-таки позитивные сдвиги ощущаются, да еще и последовательно набирают оборотов, тогда можно делать объективный вывод о развитии компании. Самосовершенствование оставляет по себе понимание того, что ты делаешь что-то полезное и нужное, как для себя, так и для общества.

Каждая следующая ступень в развитии дарит здоровое удовлетворение и позитивные эмоции. Во время движение в нужном направление никогда не возникает лишних вопросов. Могут случаться сложности и разные препятствия, но это ничто по сравнению с внутренним равновесием и уверенностью в том, что миссия твоя выполнима и как никогда востребована.

Насколько бы это нескромно не звучало, мы себя считаем трендсеттерами и законодателями новых веяний в украинском дизайне. Наша студия предлагает дорогие, но качественные услуги. Каждый разработанный проект индивидуален и выполнен в современном ключе.

При этом мы отталкиваемся не от вкусовых предпочтений нашего постсоветского гражданина, а пребываем в современном международном контексте. Самое важное в нашей деятельности — продемонстрировать возможность жить в теперешнем мире, а не питаться пережитками прошлого с его захолустным нафталином и золотыми багетами.

В наших проектах золотых багетов попросту не бывает, разве что эта деталь послужит контрастным элементом, но в любом случае она не будет выглядеть как те, которыми наполнены «украинские замки». Знаете, сейчас классическую мебель, как ее называют, выпускают исключительно для рынка Казахстана, ОАЭ и нашего с вами постсоветского пространства с Украиной и Россией во главе.

Д.Журнал: Что для вас есть главным условием для начала работы? Отзываетесь на все предложения или есть какой-то фильтр, предусматривающий определенные критерии отбора?

Сергей: Мы реагируем только на те предложения, которыми нам будет интересно заниматься.

Д.Журнал: Как можно описать те черты, которые вбирает в себя «дизайн от студии Махно»?

Сергей: Мне близка эклектика, поэтому неожиданными комбинациями элементов наполнены все наши проекты. Умный, эстетически привлекательный и намешанный, в котором есть черты чего-то нового и свежего — вот характеристики того дизайна, который мы создаем. Кроме этого, в наших проектах дизайн шагает вместе с современным искусством.

Я сам большой поклонник прекрасного и побывал уже, наверное, не менее чем в половине музеев мира. Хотя, признаться, так и не удалось сойтись с современным видеоартом. Этот жанр мне попросту не идет и не воспринимается, до сих пор не могу разобраться, в чем здесь нестыковка. То же самое касается и такого культового режиссера как Ким Ки Дук и его фильма «Натянутая тетива».

Д.Журнал: Кубы все чаще мелькают в дизайнерских разработках. Что в вашем случае обусловило выбор этой геометрической формы? Пожелания заказчика или ваша собственная инициатива?

Сергей: Куб — одна из самих простых и универсальных форм. Каждый дизайнер старается сделать что-то максимально простое и уникальное. Эта геометрическая форма подходит для таких целей как нельзя лучше. Правда, даже с данной универсальной формой не всем удается справится, поэтому «провалы с кубами» настолько же заметны, как и их присутствие в дизайнерских разработках.

Д.Журнал: Как думаете, почему так происходит?

Сергей: Как раз по все той же причине профессиональной безграмотности и всеобщей неосведомленности. Не пребывая в общем котле дизайнерской, да и не только, скорее даже — современной креативной мысли, невозможно сделать что-то актуальное, законченное и качественное. Большую роль в этом случае играет самообразование. Не имея теоретической базы, постигнуть какое-то явление целостно невозможно.

Это касается как практической, так и теоретической стороны вопроса, ведь без теории сегодня никуда, взять даже искусство, не ознакомился с концептуальным изложением автора — ничего не понял. А не понял — значит, не понравилось. «Понравилось / не понравилось» как раз хорошо отображает суть «понял / не понял». Не менее важную роль в профессиональном воспитании берут на себя международные конкурсы и конструктивные критики. Кроме теоретической подготовки и осведомленности, архитектуру и дизайн нужно любить, чувствовать и понимать душой.

Д.Журнал: В плоских крышах возможно образование застоя воды на кровле и, как следствие, появление протечек. Впрочем, достоинством плоских крыш является возможность использования их для различных целей. Как это работает в вашем проекте?

Сергей: В «Доме Кубике» крыша на самом деле скатная, а плоская крыша — это визуальная обманка. Плоские кровли довольно дорого обходятся, да и стоимость сливной системы намного выше. Это проект не VIP-класса, поэтому он изначально не претендовал на архитектурные изыски. Задача была иной — создать концептуальное решение для экстерьера, не выходя за приделы выделенного бюджета. Рассмотреть, как выглядит крыша, можно либо с соседнего здания, либо с очень отдаленной дистанции.

Д.Журнал: Какую функцию выполняют пять маленьких окошек, расположенных на тыльной стороне фасада?

Сергей: Квадратные окна в хаотичном порядке — дизайнерский прием из разряда тех, которые «просто должны быть». Это как ровные зубы, грациозная походка, опрятная одежда или умение харизматично коммуницировать.

Эти элементы логично дополнили композицию и гармонично влились в общий контекст здания, добавив ему шарма и своеобразия. Конечно, они также не лишены и функционального наполнения: через оконные проемы поступает дневной свет и освещает внутреннее пространство.

Д.Журнал: MDECOR занимается также предметным дизайном. Использовали что-то из собственных разработок в интерьере «Дома Кубика»?

Сергей: В большинстве случаев мы декорируем интерьеры своими предметами. В данном случае, как минимум половина интерьера заполнена нашими предметами: стеклянный стол с ножками из высоковольтных изоляторов Book Table, консоль Up, деревянный комод с бетонной столешницей, а также кухонная мебель изготовлена местными мастерами по нашим эскизам.

Комната для медитаций и чайных церемоний полностью обставлена мебелью из «Мастерской Махно»: длинный низкий стол для церемоний, ширма с витражными цветами, вязанные из мешковины пуфы, железные ржавые кубы-полочки. Прикроватный столик разработал мой брат Александр Махно. Вместе с Дмитрием Греком мы сами сделали металлический зеленый лист длиной 5 метров, который можно видеть во дворе.

Мы делаем маленький тираж своей продукции, чаще всего это три экземпляра. В зависимости от спроса, конечно, количество экземпляров увеличивается, но максимально — это десять. Большинство предметов будет представлено на выставке «Жизнь идей» в Щербенко Арт Центре, которая продлится с 27 сентября по 12 октября 2013 года.

Д.Журнал: В интерьере присутствует много предметов декора. Существуют какие-то неписаные (а может быть, и писаные) правила декорирования, которым вы обычно следуете?

Сергей: Руководствуемся исключительно неписанными правилами (улыбается). Здесь идет в ход правильно воспитанный вкус, умение работать с цветовой гаммой и чувствовать пространство.

Д.Журнал: Вы много говорите о вкусе. Что же такое, по Вашему мнению, вкус и как с ним «бороться»?

Сергей: Вкусовые рецепторы формируются. Значительный процент населения безвкусен, так как занят не познанием прекрасного, а выживанием в суровых экономических условиях. Чтобы определить степень необузданного вкуса, достаточно просто сделать срез и провести анализ. Чтобы как-то разобраться с понятием вкуса, могу вам провести параллели с едой. Для того, чтобы разбираться в еде и сыскать славу гурмана, нужно попробовать все — и плохое, и хорошее.

Желательно также пройти кулинарный гид по национальным блюдам. В процессе дегустации понимаешь, что все же мамин борщ остается самым вкусным и желанным, а бабушкин салат, заправленный домашней сметаной, в разы превосходит вычурный ресторанный.

То же самое происходит с выработкой чувства прекрасного. Поездив по Европе и Америке и посетив энное количество музеев, галерей, выставок и недель дизайна, просмотрев целые валуны иностранных изданий, побывав в интерьерах с высокого уровня дизайном, больше не хочется делать то, что ты и так уже привык видеть у себя на родине.

Для воспитания вкуса, в первую очередь, стоит не забывать о существовании выставочных центров, галерей, о том, что есть какие-то другие страны и города, а не только единый и неповторимый твой родной город и единая страна, из которой лучше не высовывать носа. Для развития визуальных рецепторов нужен целостный подход, который потом выльется не в копирование и подражание увиденного, а создаст что-то новое и свежее.

Основная проблема молодых и неопытных дизайнеров как раз в том, что они слабо интересуются самим дизайном и плохо интегрируют полученный опыт в свое творчество. Кроме этого, важно уделять работе 140 из 100 возможных процентов времени. Доверится профессионалу — это априори залог успеха, только если профи на самом деле таким является.

Сайт архитектурной мастерской

Фото: Андрей Авдеенко